Jan. 26th, 2017

omnibus2012: (Default)
Утром 25 мая на Университетской набережной был остановлен кортеж Евгения Пригожина. И впервые на видеозапись попал Евгений Гуляев – руководитель службы безопасности самого приближенного к власти ресторатора, фактического монополиста на рынке армейского госзаказа в сфере военного питания, клининга, строительства и энергетики. По данным «Фонтанки», бывшие сослуживцы Гуляева, а ныне – сотрудники СБ «Конкорда» могут быть связаны с действовавшим на Украине и в Сирии вооруженным формированием, известным как ЧВК Вагнера.

Евгений Гуляев начинал карьеру в милиции Ленинграда в конце восьмидесятых, затем служил в петербургском РУБОП, в Главном управлении МВД России по Северо-Западному федеральному округу, закончил службу начальником отдела и полковником милиции. Многие его коллеги после увольнения из органов нашли себе место под руководством Гуляева. По данным «Фонтанки», эти сотрудники в течение последних двух лет неоднократно выезжали на юг России. Причем если летом 2014 года пунктом назначения был Ростов, то полгода спустя основным направлением стал Краснодар.

Собеседники «Фонтанки» обратили внимание на то, что среди постоянных спутников отставных полицейских, ныне предположительно работающих на «Конкорд» Пригожина, был замечен Дмитрий Уткин, известный как командир неформального вооруженного формирования ЧВК Вагнера. Заметим, что именно под Ростовом летом 2014 года находилась его база, позднее перенесенная в поселок Молькино Краснодарского края.

ЧВК Вагнера частной военной компанией можно назвать только условно, так как, в отличие от настоящих ЧВК, коммерческая целесообразность в расчет не принимается, да и юридического лица, легализующего деятельность подразделения, видимо, не существует. Вагнер – позывной командира, подполковника спецназа ГРУ в запасе Дмитрия Уткина. В 2014-2015 годах секретный отряд принимал участие в боях на территориях Донецкой и Луганской народных республик, был одной из главных ударных сил при боях за Донецкий аэропорт и при штурме Дебальцево. Отдельные группы применялись для наведения порядка внутри ЛНР – задерживали распоясавшихся командиров местного ополчения и «казаков», возможно, принимали участие в ликвидации чересчур самостоятельных лидеров, таких, как Алексей Мозговой и Александр Беднов. С осени 2015 года основная деятельность Вагнера развернулась в Сирии. Заслуги ландскнехтов при штурме Пальмиры были отмечены орденами и медалями.

Среди петербуржцев на службе «Конкорда», имеющих отношение к Вагнеру, знаковое положение занимает 54-летний отставной полковник полиции (фамилия известна «Фонтанке», редакция не называет её по этическим соображениям). Артиллерист по образованию, он отличился ещё в Афганистане, за что отмечен двумя орденами Красной звезды, продолжил службу в силовых подразделениях МВД, проявил себя на Северном Кавказе. После увольнения из полиции в 2014 году устроился в службу безопасности Пригожина. Как заверили «Фонтанку», история его поездок часто совпадает с маршрутами Дмитрия Уткина, и в самолетах они занимают соседние кресла. Другим попутчиком полковника видели Евгения Гуляева.

По словам находящихся на подготовке в Молькино бойцов Вагнера, за участие в сирийских событиях, а особенно за грамотное командование при штурме Пальмиры, полковник в числе пятерых солдат удачи был представлен к званию Героя Российской Федерации, и, как говорят, Звезду уже получил. По другим данным, представление пока не утверждено, а в коридорах власти якобы произошел конфликт, и число Героев из ЧВК было снижено с пяти до двух.

В беседе с «Фонтанкой» полковник полиции в отставке ясности не внес: «Я не хочу вас слышать».

Война и деньги


Вознаграждение бойца ЧВК Вагнера в лагере подготовки в поселке Молькино Краснодарского края предположительно составляет 80 тысяч рублей в месяц, а в боевой командировке – 240 тысяч. Командиры отделений, взводов и рот получают больше, предусмотрены и выплачиваются премии за успешное выполнение поставленных задач. За каждого погибшего семье выплачивается единовременно 3 миллиона рублей, при том что потери исчисляются, по осторожным оценкам, десятками.

Даже если предположить, что военной техникой, оружием, боеприпасами, снаряжением и продовольствием ЧВК снабжается по неким каналам на безвозмездной основе, только денежное довольствие составляет значительные суммы.

Во всем мире ЧВК – коммерческие организации, и их основная цель – извлечение прибыли, но при этом в роли самого выгодного заказчика обычно выступают государственные структуры. Хрестоматийный пример - пресловутая Blackwater Эрика Принса, в сентябре 2007 года переродившаяся в Academi. Судя по открытым источникам, размеры договоров исчисляются миллиардами долларов, на девять десятых портфель заказов обеспечивается правительственными контрактами.

Кроме контрактов на охрану и оборону важных объектов в зоне боевых действий, на сопровождение армейских грузов, на обучение сотрудников силовых структур стран третьего мира, ЧВК зарабатывают деньги и за счет неправительственных заказчиков. Например, на охране объектов энергообеспечения и нефтедобычи в нестабильных государствах, на обеспечении безопасности судоходства в неблагополучных районах.

История частных военных компаний в современном понимании этого термина началась в шестидесятых годах двадцатого века, относительно цивилизованный рынок сложился в мире в девяностые. Основным международным документом, декларирующем принципы, которых должны придерживаться ЧВК, является «Документ Монтрё», подписанный 17 странами 17 сентября 2008 года, в соответствии с которым «военные и охранные услуги включают, в частности, вооруженную охрану и защиту людей и объектов, например, транспортных колонн, зданий и других мест; техобслуживание и эксплуатацию боевых комплексов; содержание под стражей заключенных; консультирование или подготовку местных военнослужащих и охранников».

Заметим, что документ не является юридически обязывающим и носит рекомендательный характер, но, согласно ему, ответственность за деятельность ЧВК несет государство-наниматель.

Несмотря на отсутствие национальной законодательной базы, в России есть свой опыт деятельности частных военных компаний. В первую очередь, это Moran Security Group, в последние годы испытывающая серьезные финансовые затруднения, и «РСБ Групп», специализирующиеся на морской охране. Эти коммерческие организации стараются работать в правовом поле – вся вооруженная деятельность проходит за пределами России, в соответствии с местным законодательством. Таким же коммерческим проектом был и «Славянский корпус» (Slavonic Corps), сформированный в 2013 году несколькими менеджерами MSG для работы в Сирии, несмотря на риторику о «помощи братскому сирийскому народу».

ЧВК Вагнера имеет очень мало общего с настоящими частными военными компаниями. Собственно говоря, никакой компании официально не существует, как не существует и контрактов. Более того, насколько известно, «хозяин» ЧВК очень отрицательно относится к попыткам командиров среднего звена «подработать» на месте (например, на сопровождении колонн или охране объектов).

При таком раскладе единственный вероятный источник финансирования – «спонсирование» частной армии кем-либо из российских олигархов, таким образом понимающим свои интересы либо «назначенным» ответственным за направление работы. Иным путем добыть наличные в таком объеме непредставимо. Предположение, что деньги могут напрямую поступать из какого-либо государственного ведомства или общественной организации, было отвергнуто. Никто и никогда не сможет списать сравнимый оборот наличности – при существующих правилах финансовой отчетности это невозможно.

Интерес Евгения Пригожина к украинским событиям известен. «Новостное агентство Харьков» (НАХ) с филиалом в Крыму основано осенью 2013 года, номер мобильного телефона олигарха был обнаружен в записной книжке личного референта Виктора Януковича, армия троллей сначала из Ольгино, а затем с улицы Савушкина в Петербурге круглосуточно засоряла и засоряет Сеть постами, проклинающими фашиствующих укропов и призывающими к борьбе за Новороссию.

Мешки с деньгами

В ЧВК Вагнера рассчитываются наличными. Время поступления денег и их маршрут – большой секрет. Разовый привоз, по приблизительным расчетам, – не менее 100 миллионов рублей, а при таком куше всегда найдутся желающие рискнуть. Проследить выплаты невозможно, ведь купюры не имеют обратного адреса.

Интересно, что похожим образом получают вознаграждение сотрудники связанных с Пригожиным компаний, обслуживающих военные городки. О том, как это делается, «Фонтанке» рассказала Марина Бычко, которая в 2015 году работала заместителем регионального управляющего «Мегалайна» (структура «Конкорда», отвечающая за контракты с Минобороны) по клинингу в Ивановской области.

Являясь работником «Мегалайна», Бычко одновременно представляла в Ивановской области также работающие по армейским госконтрактам ООО «АСП» и «Прометей», формально ни с «Мегалайном», ни с «Конкордом» не связанные. Всего в её подчинении находилось около 80 работников. Из них только 70 процентов были официально трудоустроены, но и они получали «по-белому» не более 10 – 15 процентов от истинного оклада. Остальные деньги, так же как и «нелегальным» коллегам, выдавались наличными.

«Раз в месяц помощники регионального управляющего по клинингу, по энергетике и по содержанию военных городков ехали в Нижний Новгород, к региональному управляющему за деньгами. Это структура военного питания, которая тоже замкнута на «Мегалайн», но работает отдельно, – объясняет Бычко. – Я возила по 800 тысяч своим работникам, точно так же приезжали из других областей, подчиненных региональному в Нижнем, – из Ярославля, из Костромы».

Рассказ Марины Бычко дает понятие и об объеме свободных средств:

«Военные каждый месяц подписывали мне акты выполненных работ примерно на 1,5 миллиона. Это осенью-зимой, когда нет травы. С учетом платы за покос цифры в актах доходили до 4,5 миллиона рублей. Мои расходы – аренда офиса, заработная плата «белая» и «черная», моющие средства – не превышали 850 тысяч. Это не клининг, это клондайк. Но по сравнению с отоплением, водоснабжением или питанием – копейки».

Таких «копеек» вполне достаточно, чтобы содержать отделение наемных солдат в течение года, а ведь клининг под Ивановым не самое прибыльное предприятие из всех существующих в империи Пригожина.

С докладом о безобразиях в ивановском подразделении «Мегалайна» Марина поехала в Петербург, чтобы донести до верховного руководителя правду о злочинствах в области. К Пригожину, однако, допущена не была, смогла добиться беседы лишь с одним из сотрудников службы безопасности. Через месяц была уволена.

О том, есть ли связь между сотрудниками «Конкорда» и ЧВК, мы попытались узнать у Дмитрия Уткина, позвонив ему на номер мобильного телефона, якобы используемый им для связи с заказчиком. Уткин с «Фонтанкой» общаться не захотел: «Извините, мне с вами разговаривать неинтересно, до свидания». И повесил трубку.

ЧВК уезжает из России

Сейчас в Молькино вновь собирается батальон. Где и когда он вступит в бой, мы узнаем, скорее всего, уже в июне. Видимо, это последняя смена, которая готовится в Краснодарском крае. В настоящее время ведётся обсуждение площадок, на которые перенесут базу Вагнера после тотальной засветки Молькино в прессе и социальных сетях. Рассматриваются варианты вне российской юрисдикции: Таджикистан, Абхазия и Нагорный Карабах.

Хозяин и спонсор «несуществующей» ЧВК пока остается в тени. «Фонтанка» в любое время готова предоставить слово Дмитрию Уткину, а также любому бывшему или действующему сотруднику ЧВК. Или тому, кто осведомлен о её деятельности.

Денис Коротков
«Фонтанка.ру»
omnibus2012: (Default)
Здравствуйте уважаемые.
Читал тут намедни с большим интересом книгу В. Суходрева "Язык - мой друг" (и, думаю, с частями этой интересной книги познакомлю Вас в следующем месяце) и на глаза попалась любопытная фраза. Про шоппинг первых лиц нашей страны за рубежом. Виктор Михайлович упомянул парадоксальный (лично для меня) факт, о том, что министр иностранных дел нашей страны, знаменитый "Мистер Нет" Андрей Андреевич Громыко был ...стеснен в денежных средствах, до тех пор, пока не вошел в Президиум ЦК. Это было сказано в том контексте, что подарки выбирал он осмотрительно и с оглядкой на собственный кошелек. Ни на секунду не сомневаясь в порядочности Андрея Андреевича, который служил державе по совести и чести, а не ради Маммоны, я все-таки решил разобраться в этом вопросе немного. И интересные вещи открылись...Система, скажем так, была непростой.

Начнем с первых годов жизни советского государства. Владимира Ильича Ленина можно и нужно ругать за очень многие вещи, которые он сделал в своей жизни, но вот за что его точно можно отметить - так это за введение некоторых демократических вещей и попытки приблизить партию к народу. В самом начале 20-х вождь мирового пролетариата законодатель ввел так называемый партмаксимум, систему, по которой размер оплаты труда партийного работника не должна превышать заработка квалифицированного работника. Идея была в теории неплоха, так как (опять-таки в теории) оторвать от руководящих постов присосавшихся индивидов, которые пошли во власть исключительно ради обеспечения собственных благ. В итоге ничего из этого не вышло, так как стало только хуже. Многие вышестоящие начальники не особо пострадали, а вот рядовые работники стали чуть ли не голодать. Не всегда простая работа оплачивалась по минимуму, да к тому же еще и нерегулярно. Соответственно люди на местах начали искать пути пополнения своих бюджетов. И как Вы понимаете - находили их. И уже на 11-й партконференции в 1922 году была предпринята попытка урегулировать этот процесс законодательно, так сказать. Было принято решение, по которому партработники за счет казны обеспечивались жильем (вспомните Булгакова и его фразу про жилищный вопрос), квалифицированным медицинским обслуживанием и помощью государства в воспитании детей. Но при этом партмаксимум (единый для всех) фиксировался в районе 155 рублей в месяц. Впрочем вскоре его подняли до 175 рублей, а затем и вовсе при 225 рублей. Учитывая тот уровень цен и постепенный подъем экономики (страна начинала подниматься из разрухи), жить можно было вполне сносно.

Read more... )
omnibus2012: (Default)



Обсуждали детство, рассказы родителей про СССР, и пришли к однозначному мнению: советская жизнь – это убогая серая бедность. Стоит вспомнить, что тогда считалось «десертом» и всё встаёт на свои места. Пустые полки магазинов, машина как признак «элиты», всё одинаковое у всех – от обоев до платья.

А было ли тогда вообще что-то хорошее?... )




дружить журналами
omnibus2012: (Default)
В 1972 году старший матрос, будущий режиссёр Никита Михалков в составе агитбригады совершает путешествие по Камчатке. Увиденное он фиксирует в дневнике: «Отсталость малых народов. Бедность и отсталость. Труд энтузиастов «длинного рубля» на лесоповале, среди которых и зэки». Михалков резюмирует, что народу не надо открывать глаза на существование другой жизни — «иначе он сам же тебя и растерзает».

Книга Никиты Михалкова «Мои дневники. 1972–1993. «Иль все приснилось мне?..» вышла в издательстве «Э» осенью прошлого года. В 1972 году он, формально находясь на службе в армии, был приписан к «походу по местам боевой славы» партизана Гражданской войны Григория Чубарова, который устанавливал на Камчатке Советскую власть. В путешествии, длившемся 117 суток, участвовали хабаровские кинематографисты, корякский национальный поэт Владимир Косыгин (писавший под псевдонимом Каянта), местный краевед, комсомольский работник. Военный моряк Михалков придан экспедиции в качестве ответственного за оружие, штатные карабины СКС, ПМ и ракетницу, хранимых ради встреч с волками. Также Михалков пишет путевые очерки в «Камчатский комсомолец» и московскую «Комсомольскую правду».

Мы приводим выдержки из этого дневника Никиты Михалкова, относящиеся к экспедиции по Камчатке в 1972 году.

***

Умершего знатного табунщика, героя соц. труда, похоронить решили по народному обычаю, то есть сжечь. Приехал партийный работник, говорил речь, но, по советскому раз…байству, дрова привезли сырые, да ещё и организовано все было эдак – с отношением как к черножопым. Ну, сложили костёр из этих дров, сверху положили мертвого этого героя и подожгли. А дрова-то сырые. И утром собака таскала по поселку кусок ноги этого бедного пастуха.

И много таких историй рассказывал Володя. Страшная картина за этим вставала. Жуткая. Или вот: один старик, сказав своим детям, что в будущем году умрет, стал готовить себе сухие дрова. Готовил, готовил, а потом леспромхоз приехал, да и увёз их.

***

Каянта рассказывал, как мальчика-коряка выгнали из интерната за то, что он под подушкой держал камень, рыбу и оленьи ножки, из которых мозг сосал. Это его необходимость, а ему китайскую курицу дают в банках. А он её не ест. Сидит, смотрит молча на всех и мечтает о рыбе и оленьих ножках. Вообще, рассказы Каянты о своем народе пронзительны.

***

А потом пошёл спор с нашим «комиссаром». Ох, какая же он гнида! Был он с женой – тихая моль. Окончил пединститут, проработал год учителем и бросил. Вообще бездарен и ленив. Но жить-то хотца. А куда у нас бездарному человеку, да ещё бездельнику и демагогу? В комсомол. На руководящую работу.

Теперь читает лекции об империализме. Равнодушный, циничный, бездарный – и ещё хочет казаться убеждённым и искренним. Я его так к стенке припёр вместе со всей его партийной философией. Он мне в ответ пытался доказать, что все наши беды от «плохих людей». Именно так и сказал: «Плохие люди нам мешают жить, а хорошие помогают!» И это – руководитель.

Мерзость какая! Тихие гниды, черви. Вялые, но убеждённые трутни.

***

Вечером нас повели на встречу со стариком, которому 82 года. Для Камчатки это всё равно что на материке 150. Ужасно грустная была встреча. Дед еле слышит и чуть видит. Зубов почти нет, но память хоть и путанная, но светлая. Старый, трогательный, нищий дед. Забытый всем миром. Комсомольцы обращаются с ним как с «социалистической собственностью». Дед в 1923 году вывозил из Мильково командира Зенкова. Пока это единственный старик, который что-то помнит и может быть нам полезен.

Зовут его Кошкарев Иов Пектович. На материке никогда не был. Паровоза никогда не видел. Был у него сын, в 1942 году он ушёл на войну и не вернулся. Иов Пектович – дед одинокий, скромный и трепетный. С 1954 года он уже не охотился и не рыбачил, то есть практически потерял всякую возможность кормиться, ибо прежде жил только охотой и рыбалкой. Жена умерла. Никого на целом свете у него больше нет.

Привели старика к нам на встречу, на разговор. Вели по коридорам райкома. Ввели в кабинет. Хозяина кабинета не было, и старика посадили в кресло, за стол, под портрет Ленина. Стол с сукном зеленым. Как это ужасающе, страшно и пронзительно! Старый, забытый всеми дед под портретом Ленина на месте второго секретаря райкома, в его кресле.

С 1954 года он жил на пенсию в 20 рублей. Сестра его 78 лет получает 30 рублей, да есть ещё одна сестра, совсем слепая, 68 лет – та без пенсии вовсе (каких-то документов у неё нет). Вот так они и жили втроем, на 50 рублей. Молчал дед и не ходил никуда – так и надо, мол. Вот уж Россия-то: или бунт черт-те с чего, или всю жизнь добровольное рабство.

Старик говорит, бывали дни, когда в доме и хлеба кусочка не было. Нашли Иова совсем недавно, пенсию прибавили до 60 рублей. И теперь дед говорит: «Нынче всё хорошо». Купили ему костюм, а он верхнюю одежду называет «лопатишка». Хорошую одежду не носит, говорит, что бережёт – в гроб ложиться. Хочу, мол, лечь красивым. Как же они живут, эти три полуслепых человека? Ухаживать за ними некому. И на все согласны. Что же это за нация – на всё согласная?

***

Поехали в лес к лесорубам. Это мощно и интересно. Вот уж где поистине возможности нет сачковать, да и надобности нет! Сколько заработал, столько и получил. Авторитет позы, фразы – здесь с этим некуда деться. Всё, что ты можешь, – выкладывайся, и за это получишь.

11 бригад, в каждой по 4 человека, работают на лесосеке. Работа тяжёлая, но они её любят. Что-то есть в ней варварское, мужественное. Вообще, варварство у России в крови, оно приятно! Просто приятно свалить дерево, а когда за это ещё получаешь 500–800, а то и до 2000 (!) рублей в месяц!

Психология этих ребят не похожа ни на какую психологию работников других профессий. Они все зависят друг от друга. Комплексные бригады – взаимозаменяемость. И что удивительно: дай столько зарабатывать любым другим, так те просто умрут от пьянства. А тут – нет. Пьянок ни одной. За прогул выгоняют с работы, сразу. За нарушение техники безопасности лишают «тринадцатой зарплаты», 50% льгот, заработка. Если стоишь в очереди на квартиру – лишают очереди. Плохо работаешь, ребята сразу выгоняют из бригады. И всё – ни в одну бригаду тебя больше не возьмут. Вот она – заинтересованность! То есть всё в твоих руках. Хочешь иметь – работай. Чем больше работаешь, тем больше имеешь. Удивительно для нашего-то государства.

На лесозаводе работают зэки, имеющие сроки от «восьми» и выше. Бегать не пытаются. Работают хорошо. На «книжки» откладывается по 25%. Остальные деньги распределяются так: 25% на питание; 25% на обмундирование, а 25% на содержание собственной охраны. Это удивительно: хозрасчётный лагерь, который платит себе же, своему персоналу, зарплату и содержит собственную охрану. И при всех этих расходах ежемесячно на «книжку» откладывается до 200 рублей. Это моя зарплата и. о. режиссёра-постановщика на «Мосфильме» или две зарплаты врача. На руки же зэки получают примерно 15 рублей в месяц. 5 р. на «табак», 5 р. за вырабатываемый план и 4 рубля, если не сделали тебе замечаний. Моя «зарплата» на флоте – 3 р. 80 коп.

***

Проживает в Парени 106 человек. Село национальное, но засранное до предела! Сортир засран до потолка, в прямом смысле слова. Здесь живут почти одни коряки. Занимаются добычей морского зверя: нерпа, белуха. Бьют нерпу палками. Оленеводов-коряков эти морские коряки презирают. Считают пастушество низкой профессией. Обслуживание этого, самого дальнего, камчатского села ужасающе. Почта приходит раз в два месяца. В кино крутят одну картину по пять раз. Дети в Парени никогда вообще не видели никаких фруктов и свежих овощей!

***

Директор филармонии Маграчев – невероятно благообразный, очень похожий на Карла Маркса человек, с большой окладистой бородой, обладающий тончайшим еврейским юмором, который приводил меня в неописуемый восторг. Например, он говорил: «Ви можете себе представить? Приезжает к нам Лисициан. Виходит на сцену и поет: «У Родины вечной в долгу!» – и одну руку он в левую кулису отправил, другую сунул в правую, и я должен ему в каждую руку по 500 рублей ложить!»

А вот его другая история: «Ви можете себе представить? Вихожу из Дома рибака – стоят два бича пьяные, смотрят на меня и говорят: «Билядь! Это Карл Маркс!» – и начинают меня избивать!»

Именно этот Маграчев продавал билеты своей филармонии «на вход в танцплощадку». Она была обнесена забором около 4 метров в высоту. Я никак не мог поначалу понять, зачем у входа там дежурили дружинники с собаками. Но вскоре выяснил, что в Питере-Камчатском не было тогда танцплощадки, которая бы не взрывалась временами дракой – то в одном, то в другом углу. Сказывалась специфика приморского города с вечным антагонизмом между моряками и «сапогами», погранцами и «шупупами».

Так вот, как только начиналась драка, все, знающие правила, мигом ложились на пол, потому что на площадку запускали собак. Те бежали по лежащим, но хватали только тех, кто двигался. То есть хватали с какой-то погрешностью именно тех, кто дрался. Поэтому человек знающий, даже если замахнулся уже в пылу драки, пусть даже у него хлестала кровь из носа, при виде собак сразу замирал. И возникала вмиг немая сцена, сродни многофигурной композиции Собаки ходили и обнюхивали эти застывшие фигуры. И тех, кто, перед тем как застыть, дрался, дружинники спокойно забирали – они были сразу видны!

***

Включаю приёмник по вечерам, а там мир шумит, переливается, шевелится, шелестит. Музыка и радости, и нерадости – все там вместе. И мы тут – в богатейшем, изумительном и засранном краю! И вся жизнь этих людей, так же как жизнь всех нас, убога и гнусна в своей убогости. И в то же время чистота проникает сквозь всё это. И как возможно все соединить?

Удивительный народ. Великий. Рабский. Живет себе спокойно в этом ужасе, считая всё это единственно возможной жизнью. И не потому, что не знает жизни другой. Другая ему «ни к чему». А главное, если и попытаешься открыть ему глаза на всё, так он сам же тебя и растерзает. Живут люди, ругаются, плюются, но живут, и ничего другого будто и не нужно. Для них есть кто-то, кто ими руководит, тот, кто «Начальник», и его дело решать всё самому. Царь он, и всё тут! И больше ничего не нужно! Что же делать? Зажимай народ этот – терпит. Отпусти вожжи, тебя же и сомнут. Так что же?»

Источник

Profile

omnibus2012: (Default)
omnibus2012

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:20 am
Powered by Dreamwidth Studios